https://i.imgur.com/6yqwJty.jpg
https://i.imgur.com/141S3pF.png
https://lh5.googleusercontent.com/-euArxIN2GS0/VCAFhg-3FmI/AAAAAAAAE00/M7Y64G8pNoo/w279-h286-no/2.%D0%91%D0%B0%D0%BD%D0%BD%D0%B5%D1%80-%D0%A4%D0%A0%D0%9C.JPG
https://i.imgur.com/rtVJEUD.jpg
https://s18.postimg.cc/sn69pzqfd/polk.jpg
https://i.postimg.cc/yxv0ThK1/68c22f373ca2.jpg
https://s15.postimg.cc/xmiyf2b4b/baner.jpg
https://s22.postimg.cc/3z2ptdn69/image.jpg
https://i.imgur.com/l9zecDY.jpg
http://s51.radikal.ru/i131/1403/12/0c4b096c76dd.jpg
https://i.imgur.com/mFtoF7I.jpg
https://lh5.googleusercontent.com/-Yk5BARAi4VM/UlfQlD_3pAI/AAAAAAAACn0/1AdVCM05CPg/w180-h99-no/banner.jpg
https://i.imgur.com/tcjSWUX.jpg
https://i.imgur.com/G9qU2sk.jpg
https://i.imgur.com/ZvnMuM8.jpg
https://i.imgur.com/tiT5hR2.jpg
https://i.imgur.com/Fo5ymYF.jpg
https://lh6.googleusercontent.com/-pj2sf_sm2Ug/VCAFem2FcYI/AAAAAAAAE0o/rY5gYjG9NHc/w353-h286-no/1.%D0%91%D0%B0%D0%BD%D0%BD%D0%B5%D1%80%2B%D0%A1%D0%B0%D1%80%D0%B0%D0%B4%D0%B6%D0%B8%D1%88%D0%B2%D0%B8%D0%BB%D0%B8.JPG
https://i.imgur.com/zHq8WAH.jpg
https://lh5.googleusercontent.com/-tOMihSQTf-o/VCAFi92rv7I/AAAAAAAAE1A/Do3HBRW1az8/w300-h200-no/3.%D0%91%D0%B0%D0%BD%D0%BD%D0%B5%D1%80%2B-%2B%D0%9C%D0%94%D0%A1.jpg
https://lh3.googleusercontent.com/-LEbufn8rCw0/VCAFiLJADaI/AAAAAAAAE04/1g6lFszy3gQ/w328-h110-no/4.%D0%91%D0%B0%D0%BD%D0%BD%D0%B5%D1%80%2B-%2B%D0%A1%D0%93%D0%A0.jpg
https://i.imgur.com/0AK53Px.jpg
https://lh3.googleusercontent.com/-feiJXMCD7Uc/VjCJVUEtjZI/AAAAAAAAG3g/B6AGQJ6dpRg/s400-Ic42/askaneli%252520logo.jpg
http://s60.radikal.ru/i170/1303/26/b7e2b44f8499.jpg
banner_200x200.gif

«ЛЮБОВЬЮ ЗА ЛЮБОВЬ. Памятники русской культуры в Грузии». Петр ФОМЕНКО

https://i.imgur.com/av4Q2pD.jpg К моменту приезда в Тбилиси за плечами Петра Фоменко были проблемы и скандалы, но слава уже бежала впереди… В 1953 году он был отчислен с третьего курса актерского факультета Школы-студии МХАТ «за хулиганство». Студент Фоменко раздражал академически настроенных преподавателей, к тому же он был большим мастером розыгрышей, которые не всегда казались забавными руководству. Через год Фоменко поступил на филологический факультет Московского педагогического института (его взяли сразу на четвертый курс), где на всю жизнь подружился с Юлием Кимом, Юрием Визбором и Юрием Ковалем. Параллельно учился на режиссерском факультете ГИТИСа, ставил знаменитые капустники, в 1958 году выпустил первый спектакль. А потом неприятности пошли одна за другой – запрещенный спектакль «Смерть Тарелкина» в театре Маяковского, не допущенная до премьеры «Новая Мистерия-Буфф» в театре Ленсовета. Кстати, удивительный случай – эта постановка, которую так и не увидел широкий зритель, навсегда вошла в историю театра и стала легендой.

В театре на Таганке Фоменко ставит «Дознание» по Петеру Вайсу с Аллой Демидовой, Александром Калягиным и Николаем Губенко, но отказывается подогнать спектакль под стилистику Таганки, и Любимов снимает его с репертуара. В Театре на Малой Бронной он не смог поладить с любимой актрисой Анатолия Эфроса Ольгой Яковлевой, и в результате комедия «Как вам это понравится» не получилась.

Постоянной работы у Фоменко не было. Он ставил на телевидении, в провинции, в самодеятельных кружках, в студенческой театральной студии МГУ, даже подрабатывал репетиром по русскому языку и литературе.

И вот, как рассказывал сам Петр Наумович, «после московских мытарств, после питерских попыток что-то сделать и выпустить мне довелось попасть в Тбилиси. Позвал меня Гига Лордкипанидзе – в ту пору главный режиссер Грибоедовского театра. Так я оказался в Грузии».

"Я его пригласил по рекомендации Толи Эфроса – моего ближайшего друга по ГИТИСу, – вспоминал Лордкипанидзе. – Тогда у Фоменко было тяжелое положение – он считался диссидентом, в Москве был без работы, и я сказал Эфросу: «Пусть немедленно приезжает».

В 1970 году Фоменко приехал в Тбилиси, а 22 января 1971 года был подписан приказ о его назначении на должность режиссера с окладом в 175 рублей.

За два года работы в Грибоедовском он поставил «Свой остров» "Раймонда Каугвера и «Дорогу цветов» Валентина Катаева.

Премьера спектакля «Свой остров» состоялась 50 лет назад — 27 марта 1971 года. В спектакле были заняты народный артист Грузии Мавр Пясецкий, заслуженные артисты Грузии Валентина Семина, Юрий Суханов, артисты Алена Богина, Валентина Воинова, Лев Гаврилов, Замира Григорян, Марина Николаева, Леонид Пярн, Джемал Сихарулидзе, Теймураз Шотадзе и другие.

Надо сказать, что какое-то время, пока театр нашел ему квартиру, Петр Наумович жил у своих тбилисских друзей – семейного и творческого дуэта, Инги Гаручава и Петра Хотяновского. Именно они и познакомили его с «Самеули», – знаменитой творческой группой в составе художников Олега Кочакидзе, Александра Словинского и Юрия Чикваидзе, которые стали сценографами первого спектакля Фоменко на грибоедовской сцене. Для «Самеули» это была вторая работа в театре Грибоедова – первым стал спектакль «Двое на качелях» с Арчилом Гомиашвили и Натальей Бурмистровой в постановке Арчила Чхартишвили.

«Свой остров» – пьеса о заводской молодежи советского периода, – вспоминал Александр Словинский. – Но Петр Наумович нашел в этой пьесе то, что его тогда волновало – собственная неустроенность. Приступая к репетициям, он произнес фразу, которая определила атмосферу, настроение спектакля: «Я хочу, чтобы в художественном решении был гнойный свет – приглушенный, желтоватый». Так родилась сценография – заводская структура, какие-то вентиляционные трубы, приспущенные штанкеты, прожектора, многочисленные двери, железный переходной мостик, по которому ходят герои. Фоменко сразу принял наш эскиз. Это было удивительное время! После репетиции участники спектакля вместе с Петром Наумовичем приезжали к нам в мастерскую, мы выпивали, беседовали. У нас было очень хорошее, насыщенное общение. Мы приняли Фоменко таким, каков он был тогда, и он работал с нами так, словно мы давно знакомы. Конечно, в самой пьесе «Свой остров» было очень много специфически советского. Грузинскому зрителю, в принципе, не были близки колорит и взаимоотношения героев «Своего острова». Пьесу написал эстонский драматург, но это были скорее реалии российской провинции. Фоменко было интересно показать глубинку, где у людей нет никакой перспективы. На свою мизерную зарплату они в каком-то затхлом кафе распивают бутылку, и для них это уже праздник. Эта реальность не совпадала с грузинской, хотя спектакль был интересный, в нем была задействована талантливая молодежь. В России его бы обязательно закрыли – там партийные чиновники не позволили бы, чтобы на сцене шел спектакль с такой атмосферой, с таким подтекстом. А у нас сказали: «Что хочешь, то и делай!»

Сам Фоменко говорил, что пьеса «Свой остров» привлекла его тем, «что в ней говорится о счастье человека, который может отстоять в своей работе собственную позицию, о том, что человек проверяется делом и только делом, а не словами. Дело – мерило человека».

Второй тбилисский спектакль Фоменко – комедия Валентина Катаева «Дорога цветов, или Меня никто не понимает».

«Я сидела и смотрела, как Фоменко репетирует „Дорогу цветов“ Катаева, – вспоминала заслуженная артистка России Марина Николаева-Буркадзе. – Петр Наумович ставил спектакль на Арчила Гомиашвили. Но буквально за две недели до премьеры Арчил уехал в Москву, и Фоменко ввел на его роль Джемала Сихарулидзе. Джемал сыграл блестяще! Да и остальные актеры проявили себя, почувствовали свою „мышечную силу“. Хотя во время репетиций были и недовольные, потому что Фоменко совершенно забывал о времени, о том, что актеры нуждаются в отдыхе, что у всех существуют какие-то личные дела и проблемы».

«Сегодня, спустя годы я еще больше ценю встречу с Петром Наумовичем Фоменко, которую подарила мне судьба в конце 1971 года, – признается заслуженная артистка Грузии Людмила Артемова-Мгебришвили. – Петр Наумович показывал, и становилось ясно абсолютно все. Не нужно было ничего объяснять, вести долгие разговоры о работе над ролью, выявлять сверхзадачу. Фоменко выявлял и показывал какой-то один штрих – самое главное, что нужно было схватить, будь то походка, интонация, взгляд… Ведь он был блистательным актером! Фоменко репетировал с десяти утра до пяти вечера, а потом с семи вечера до часу, иногда до двух часов ночи. И получился такой потрясающий спектакль!»

Премьера прошла 1 января 1972 года. А уже 2 января театр отправился на гастроли в Сочи. Спектакль имел колоссальный успех и постоянно собирал аншлаги.

Итак, Петр Фоменко поставил два спектакля и – вернулся в Москву. Казалось бы, почему? Ведь в Москве его не ждали, работу не предлагали… А все дело в том, что у него в этот период, как говорится, изменились личные обстоятельства. К тому моменту, когда Фоменко приехал в Тбилиси, его уже связывали пятилетние отношения с актрисой Майей Тупиковой. Вот как она сама об этом рассказала: "При первой возможности Петя прилетал из Тбилиси в Ленинград, а в разлуке мы писали друг другу длинные обстоятельные письма. Летом 1971 года мой Театр комедии поехал на гастроли в Баку, и оттуда я тоже постоянно отправляла любимому весточки на тбилисский главпочтамт «до востребования». И вдруг получаю от него даже не письмо – записку: «У меня сейчас все очень плохо. Больше не пиши. Давай расстанемся».

Вскоре Майя (для нее это стало страшным ударом) узнала, что Петр женился на художнице Лали Бадридзе, с которой был знаком еще со времен работы в московском Центральном детском театре. Но брак продлился всего три месяца, и Майя начала получать десятки писем с одним и тем же текстом: «Люблю тебя! Прости!»… В 1972 году они снова встретились в Ленинграде, чтобы уже никогда не расставаться. И вот тут, как говорит сама актриса, «о возвращении Петра в Тбилиси речь, понятно, уже не шла»…

Мы, конечно, должны быть благодарны Майе Тупиковой за «семейное счастие» Петра Фоменко. И язык не поворачивается упрекнуть, что Петр Наумович в Тбилиси не вернулся, и задумки его остались неосуществленными. Но, все-таки, как жаль! Ведь в его ближайших планах были Островский и «Маленькие трагедии» Пушкина.

Петр Фоменко ушел из жизни 9 августа 2012 года. Ушел художественным руководителем Московского театра «Мастерская Петра Фоменко», народным артистом России, лауреатом всех возможных театральных премий, кавалером ордена «За заслуги перед Отечеством» и французского Ордена Искусств и литературы.

И все-таки до самого конца в его душе оставался нетронутым небольшой островок по имени «Тбилиси».

«Тбилиси – удивительный город, – говорил Петр Наумович. – Он вооружил меня другим воздухом, другим ритмом. И ходить по Тбилиси – в театр и из театра, через Куру по мосту – было здорово. Я на Кавказе мало где бывал, но город, думаю, уникальный. Он – интернациональный. Я уверен, что какой-то особый дух никогда из Тбилиси не искоренится, независимо от политики. После Грибоедовского театра у меня в Тбилиси больше работы не было, а очень хотелось бы!».

В мае 2013 года в фойе Тбилисского государственного академического русского драматического театра имени А. С. Грибоедова появилась мемориальная доска памяти выдающегося российского режиссера Петра Наумовича Фоменко – первая после ухода режиссера из жизни.

https://i.imgur.com/MODcWg6.jpg

https://i.imgur.com/E7I12ui.jpg
 
 

Реклама