http://expert.konkrus.com/2015/medals/silver2015.gif
https://lh5.googleusercontent.com/-euArxIN2GS0/VCAFhg-3FmI/AAAAAAAAE00/M7Y64G8pNoo/w279-h286-no/2.%D0%91%D0%B0%D0%BD%D0%BD%D0%B5%D1%80-%D0%A4%D0%A0%D0%9C.JPG
https://i.imgur.com/9g8xDtc.jpg
https://i.imgur.com/rtVJEUD.jpg
http://www.konkrus.com/img/banners/konkrus_88_31.png
https://s18.postimg.cc/sn69pzqfd/polk.jpg
https://i.postimg.cc/yxv0ThK1/68c22f373ca2.jpg
https://s15.postimg.cc/xmiyf2b4b/baner.jpg
https://s22.postimg.cc/3z2ptdn69/image.jpg
https://i.imgur.com/l9zecDY.jpg
https://i.imgur.com/tcjSWUX.jpg
https://i.imgur.com/mFtoF7I.jpg
https://lh5.googleusercontent.com/-Yk5BARAi4VM/UlfQlD_3pAI/AAAAAAAACn0/1AdVCM05CPg/w180-h99-no/banner.jpg
https://i.imgur.com/tcjSWUX.jpg
https://i.imgur.com/G9qU2sk.jpg
https://i.imgur.com/ZvnMuM8.jpg
https://i.imgur.com/tiT5hR2.jpg
https://i.imgur.com/Fo5ymYF.jpg
https://lh6.googleusercontent.com/-pj2sf_sm2Ug/VCAFem2FcYI/AAAAAAAAE0o/rY5gYjG9NHc/w353-h286-no/1.%D0%91%D0%B0%D0%BD%D0%BD%D0%B5%D1%80%2B%D0%A1%D0%B0%D1%80%D0%B0%D0%B4%D0%B6%D0%B8%D1%88%D0%B2%D0%B8%D0%BB%D0%B8.JPG
https://i.imgur.com/zHq8WAH.jpg
https://lh5.googleusercontent.com/-tOMihSQTf-o/VCAFi92rv7I/AAAAAAAAE1A/Do3HBRW1az8/w300-h200-no/3.%D0%91%D0%B0%D0%BD%D0%BD%D0%B5%D1%80%2B-%2B%D0%9C%D0%94%D0%A1.jpg
https://lh3.googleusercontent.com/-LEbufn8rCw0/VCAFiLJADaI/AAAAAAAAE04/1g6lFszy3gQ/w328-h110-no/4.%D0%91%D0%B0%D0%BD%D0%BD%D0%B5%D1%80%2B-%2B%D0%A1%D0%93%D0%A0.jpg
https://i.imgur.com/0AK53Px.jpg
https://lh3.googleusercontent.com/-feiJXMCD7Uc/VjCJVUEtjZI/AAAAAAAAG3g/B6AGQJ6dpRg/s400-Ic42/askaneli%252520logo.jpg
http://s60.radikal.ru/i170/1303/26/b7e2b44f8499.jpg
banner_200x200.gif

ПАМЯТИ ДЭВИ БЕРДЗЕНИШВИЛИ

http://s48.radikal.ru/i120/1211/8e/ec3bceaae426.jpg

С огромной болью «Русский клуб» узнал о скоропостижной кончине Дэви Бердзенишвили – нашего доброго друга, постоянного автора, прекрасного журналиста и по-настоящему замечательного человека.

На редакционном столе журнала лежит последняя статья Дэви, написанная для ближайшего номера…

Вот – биографические данные Давида Бердзенишвили. Родился в 1956 году в Тбилиси. Окончил естественный факультет Тбилисского педагогического института имени А. С. Пушкина по специальности «биология и химия». С 1983 г.— сотрудник ГрузИНФОРМа, в 1990–1991 гг.— собственный корреспондент ГрузИНФОРМа в Москве. В 2008–2009 гг. – выпускающий редактор в независимом информационном агентстве «Прайм-ньюс». Сотрудничал со многими СМИ в Грузии и за рубежом.
За этим скупым строчками – судьба по-настоящему талантливого журналиста-профессионала. Он мог писать материалы любого жанра – от оперативной информации до философского эссе. Вообще, все, к чему прикасалось перо Дэви, получалось талантливо. Он написал небольшую книжку рассказов – чисто тбилисских историй, поведанных с добрым сердцем, ностальгией и тонким юмором. У этой книги не было пышной презентации – автор попросту  раздал весь тираж друзьям… А еще Дэви писал хорошие стихи. Мы не можем привести здесь ни журналистские материалы Бердзенишвили, ни его рассказы. А вот для нескольких стихотворений места хватает. Прочитайте, в них – весь этот искренний, дружелюбный, светлый человек.

*     *     *
Каждому свое прожить отмерено,
Но всегда за год перед концом
Скорой смерти грустная  отметина
Тенями ложится на лицо.

Я узнал в себе уменье видеть и
Ту печать. А подтверждений счет,
Неизбежных, правильных, как винтики,
Только что пополнился еще.

Глупая способность – вечно маяться,
Думая об этой ерунде.
Что же меня зеркало так манит все?
Что пытаюсь в нем я разглядеть?

*     *     *
Не надо, думаю, ни пыжиться,
Ни уповать на небеса.
Ты пишешь? Так пиши, как пишется,
А лучше — вовсе не писать.

А лучше — никогда не тужиться
И глупо не стоять горой.
Тушить капусту, если тушится,
Не тушится, так есть сырой.

И никогда не ерепениться,
Не гнать судьбу, не торопить.
Пить пиво с пеной, если пенится,
Не пенится — без пены пить.

Не стоит, в общем, хорохориться,
Качать права и делать вид.
Живи, как можешь, если хочется,
Не хочется, так не живи.

*     *     *
Т.Ч.
И куда меня жизнь не заносит,
Хоть и время прошло, до сих пор
В сердце ноет застрявшей занозой
Наш тбилисский обшарпанный двор.

Он похож на кусок декораций,
Прослуживших года и года.
Ничего в нем. Но, друг мой Горацио,
Меня все-таки тянет туда,

В эту гавань, сто лет не родную,
Но оставшуюся до конца
Моей частью. И двор я ревную
К появившимся новым жильцам.

Боже мой, как нелепо мы любим!
Зла судьба? Только что же в том ей,
Что так крепко привязаны люди
Сердцем к памяти детской своей?

Двор живет, деловито кудахчет,
И ему непонятно, при чем
След на стенке, в том месте, куда я
Пацаном раз заехал мячом.

*     *     *
Очень скоро сентябрь заплачет –
Это дело такое его.
Не скажу, что все будет иначе,
Я вообще не скажу ничего,

Растекаясь похмельным елеем,
И при этом лукавя чуть-чуть.
Знаю: быть я большим не умею.
Не уверен, что и научусь.

Мой удел – жить обычной заботой.
Что противиться глупой судьбе?
Буду утром ходить на работу,
Возвращаясь с работы к тебе.

Будет эта спокойная радость
Повторяться опять и опять.
Будем вместе с мальчишкой играть мы
И на маленькой кухне болтать.

В основном, только это и будет,
Но, ведя счет привычным годам,
Мы узнаем, что добрые люди
Почему-то завидуют нам.

Ну и пусть. Нам не жарконе зябко.
Нам хватает и нашей души.
А потом этот маленький Зябка
Неожиданно станет большим.

Будет умным и твердым, как камень,
Бог спасет от сумы и тюрьмы.
Он, быть может, расстанется с нами,
Потом что – зачем ему мы?

Так, заскочит к папаше с мамашей,
Обсудивши заранее час,
На прощанье ж рукою помашет,
Как он машет ладошкой сейчас.

И понятно, а что ему толку? –
Стариковский налаженный быт…
Я забыл: буду жить очень долго,
Чтобы вас очень долго любить.
 
 

Реклама